воскресенье, 15 февраля 2015 г.

Саше Ратнеру

Еще в универе я изо всех сил избегал патриотических названий вроде теоремы Остроградского, которая на самом деле Гаусса. С Ломоносовым, да, меня всегда удивляло как и почему ему приписывают то, к чему он не просто отношения не имел, но в чем даже фишку не рубил. Если попробовать почитать, например, что писали Лавуазье и Ломоносов, да, все станет ясно кто тут вообще ученый, а кто в лаптях прищел из Двинского уезда.

Про паровозы и радио вообще смешно, но про радио смешнее.  Попов, как известно использовал для передачи сигнала вибратор Герца, а для приема кореггер Бранли и антену Тесла. Все это вместе уже было использовано и описано в опытах Лоджа, которые Попов вполне сознательно повторил. Собственно изобретение Попова состояло лишь в молоточке, который встряхивал кореггер, отработавший принятый сигнал. В опытах Лоджа это делал экспериментатор пальчиками. Справедливости ради, нужно сказать, что этот молоточек Попова был вполне революционным изобретением, поскольку это было первое использование обратной связи в электронной автомтике, но этот факт все почему-то благополучно игнорируют. 

Чтение Циолковского вызвало у меня натуральную панику. Это было чудовищно и безумно, так же бессмысленно, как работы Лобачевского. И Циолковского и Лобачевского, на самом деле придумали и создали восхищенные последователи.  Сами они были в лучшем случае очаровательными психами. 

Но еще смешнее получилось с эффектом Черенкова-Вавилова. Не особо грамотный лаборант Черенков обнаружил, как совершенно побочный эффект то самое свечение, ага. У него была совершенно другая задача и цель опытов. Тамм и Франк этот эффект описали и объяснили, за шо все вместе получили Нобелевскую премию. Ну да, но прикол в том, шо этот эффект математически описал Зоммерфельд в 1905 году, то есть на 40 лет раньше. 

Ну да, и такого навалом. Но при всем этом никаких сомнений не вызывают, например, работы Капицы, Ландау, Зельдовича, Арнольда, Самарского, Боголюбова, Синельникова, Гинзбурга итэдэ. Я не могу говорить о другом, патамушо не хаваю, да,  но в физической науке наши прилично наследили.

Более того, антипатриотические тенденции и разгибание скрепов привели к неизбежным в постсовковой культуре перегибам. Например, теорему Котельникова стали называть теоремой Найквиста, ага, хотя это совершенно разные теоремы,   с совершенно разными областями применения и подходами к решению. Несправедливо обижены Арнольд и Тихонов, несправедливо не считается «нашими» Пригожин и Асбель, ага, тот самый Асбель, которого Ландау нахуй послал в седьмом трамвае перед конечной в Лесопарке. Несправедливо считается, что таблицу Менеделеева создал Мейер, -- таблицы Менделеева и Мейера только внешне похожи, но построены на разных принципах и именно таблица Менделеева, а не Мейера используется по сей день.

Многих наших ученых и их открытия постигла трагическая судьба Пуанкаре, который печатал свои работы в итальянских научных журналах, которые за пределами Италии не читал никто. Многие наши открытия не успели прорваться через Железный Занавес. Но несомненно и другое.

Да, зато мы делаем ракеты (с). Темнота, невежество и изоляционизм совка, ага и досовковой России, позволяли культивировать фиктивные достижения, позволяли унылое подражательство и плагиат называть Научными Открытиями, ага, с большой буквы, да, и ими гордиться. И этот, фундаментально вросший в русский cultural background эффект, превратился в часть русской идентичности. Пересказанные Крыловым притчи Эзопа в переводе Лафантена, пересказы Пушкина и перелицовка Пиннокио, -- ага, та же фигня. 

И эта страсть выглядеть краше и значительнее в кривом зеркале железного занавеса, для России всегда была губительной, она сейчас и Вовочку и современную Россию погубит. Это, по сути, эдакий «голый король» наоборот. То есть король, он вполне одетый, а вот его страна ... Но эту проблему в России испокон веков принято решать с помощью лживых подхалимов, рисующих прекрасные, яркие, но фпльшивые картины успехов, глобального лидерства и всеобщего процветания.