воскресенье, 23 ноября 2014 г.

Загадочная вата


Хорошо быть молодым, свободным, здоровым и богатым. Плохо иначе. И  с этим никто не спорит, даже вата. Вата тоже предпочитает быть здоровой, свободной и богатой. Молодость -- это особый невосполнимый ресурс, который исчерпывается независимо от обстоятельств, талантов и усилий. Да, вата хочет быть здоровой и богатой. Некоторую часть ваты убедили, что свобода это зло, и эта часть ваты проклинает свободу и стремление к ней, хотя, когда ватную свободу начинают щемить вата страдает. Вата, так сложилось, верит, что всякое богатство добыто скорее всего не честно. Эта убежденность ваты основана на сомнительных моральных принципах, вернее на сомнительности их применимости и действия. Ну да, вата полагает, что налоги платить совсем не обязательно и можно с чистой совестью пользоваться паленым софтом, качать с торрентов фильмы и музыку, а если чего удастся безнаказанно отвинтить, -- вата отвинтит. То есть вата завидует тем, кто отвинитил больше и их, более успешных за это ненавидит, поскольку полагает, что если бы те, кто отвинитл много, отвинитили бы меньше, то рядовой вате осталось бы больше чего отвинтить. Вате, ясное дело не нравится, когда например болит зуб или чего по-серьезнее. Но вата напрочь пренебрегает регулярными обследованиями, принятыми во всем цивилизованном мире для контроля состояния здоровья и предупреждения серьезных заболеваний. Про спорт, здоровое питание, курение и бухло я ващще молчу.

Ну вот, вата, она вся такая протеворечивая, такая загадочная. Ну, то есть и того хочу, и этого хочу, и отаво тоже хочу, да, хочу. Но не так, не по-пидарски, хочу честно, по-ватному. Чтобы бухать и здоровым, чтобы не напрягаться, но богатым, чтобы твердая рука, но никто не прижимал, ну и молодым, но тут, известное дело жопа, -- оно или есть или нет.

На самом деле вата не хочет ездить по разъебаным дорогам, хочет нормальную медицину и ласковых ментов. Хочет чтобы чисто было и халдеи вежливые. Хочет, но почему-то борется с этим изо всех последних сил. Потому что гейпарады проклятые, потому что извращенцы и жидомассоны, потому что мы все-таки "делаем ракеты" и Енисей, опять же.

Но вот, собственно о чем спич, ага. Я нифига не могу понять, за что и против чего борется вата. Ну вот мы, например, жидофашисты гейропейские, мы хотим как в Европе. Да хрен с ней с Европой, мы хотим, чтобы по-человечески, как там, за пределами сурового мира, где не улыбаются и не говорят ни спасибо ни пожлуйста. Мы хотим жить в мире, где жвачки к подлокотникам в самолетах не лепят, где менты начинают разговор с вами со слов excuse me sir, где дешевая вкусная еда и гед даже дешевые шмотки вполне приличные, где племянники прокуроров, да и (страшно подумать) сами прокуроры не шпарят через двойную в объезд пробки зверски сигналя и мигая фарами встречным машинам ну и так далее, это просто и понятно. А вата, она что не хочет? Она что, хочет зассанных подъездов, разъебангных дорог, бензнаказанных мажоров, нищих больниц и ободранных школ, взяток за все и чтобы все было дороже, но доходы поменьше? Чтобы никаких страховок, чтобы при виде твоего паспорта стафф гостинничный морщился?

Вот не думаю, что вата такого хочет. Вата, на самом деле хочет того же самомго, чего хотим мы. Вот если спросить вату, например "как ты, вата, думаешь, что лучше обоссанный подъезд или чистенький, с ремонтом?" Ну да, вата изветсно что ответит. И точно также по всем пунктам. То, чего хотим мы, жидофашисты европидарские, всего этого вата тоже хочет. Всего, натурально, до самой маленькой мелочи кроме ...

Кроме фанатских страстей. Типа, вата хочет царя "А", а мы хотим царя "Б", вата хочет, чтобы вместе с Россией форева, а мы с Эуропой. Но это, казалось бы несущественные частности. Но только казалось бы, на самом деле, ради этой сущей фигни вата готова превратить свой дом в прифронтовые руины, вата готова лишиться работы, перспектив, лишить внятного будущего своих детей, ради этого смешного различия вата готова убивать и даже погибнуть.

Где я нахожусь? Что я делаю? Как это соответствует моим целям? Это три вопроса, ответив на которые можно всегда успешно противодействовать любому скрытому управлению и манипуляции. Именно по ним, как оказалось и проходит та самая кровавая граница, именно по ним проходит линия фронта, по этим сраным вопросам. Именно по способности их себе задать и готовности на них честно ответить пролегает пропасть между нами и ими. Стоит лишь представить себе, что ватник, останавливающий с толпой братьев-ватников колонну украинской военной техники, вдруг задает себе эти три вопроса и честно, осмысленно на них отвечает, подвергая свои ответы критической рефлексии. Бля-я-я-я--я! Что я, сука, делаю! -- кричит изумленный ватник и бежит прочь делать другое, внятное, осмысленное, полезное, соответствующее его действительным, настоящим, а не продиктованным добрым голоском сверху целям.

Но ватник, во-первых, не задает себе таких вопросов, а во-вторых, даже задав не в силах ответить на них критически. Вместо рефлексии он использует стандартные клише. Стандартные и общепринятые в его кругу, очевидные, естественные, бесспорные, но абсурдные с позиций здравого смысла и общечеловеческих ценностей. Вот Тертуллиан говаривал -- "Credo quia absurdum". Ибо абсурдно, да, потому что здравый смысл и упомянутая злоебучая рефлексия не ведут у вере, -- они ведут к пониманию. Вера зиждется на абсурде, вера требует абсурда, для того чтобы быть верой. «Сын Божий рожден  — это не стыдно, ибо достойно стыда. Умер Сын Божий — это совершенно достоверно, ибо нелепо
и, погребенный, воскрес — это несомненно, ибо невозможно».

Вата -- это новая религия нового мира. Вата обладает всеми атрибутами религии, вата неуязвима для доводов разума, ибо в ее основе лежит догматическая вера. Вата игнорирует доводы разума, считая их ничтожными, вата всячески избегает ответов на вопросы, касающиеся ее фундаментальных догм.

Именно поэтому любые дискуссии с ватой совершенно бессмысленны. Кроме, ах да, кроме одного странного формата -- выяснения истиных фундаментальных целей и мотиваций ваты. Нет, не является для ваты природной целью вселенское царство Вэвэпутина, -- это царство лишь инструмент, на пути к настоящим, совершенно неватным, нормальным гуманистическим ценностям и мотивациям ваты. Именно поэтому, например, сладчайший ватник Энрике Мендес никогда не отвечает на вопрос о том, за что гибнут и убивают воины Новороссии. Спорить с ватой можно только через догматическое сердце ватной религии, только разоблачая этот ядерный деструктивный абсурд, запрещающий любую рефлексию, нейтрализующий логику и здравый смысл. Так черт побери, ради чего убивают и гибнут воины Новороссии?