вторник, 28 октября 2014 г.

Свободу экспрессивам!

Очередные ханжеские терки о недопустимости матов, очередные телочки, возмущающиеся матами в их присутствии и воспринимающие минет, как нечто гадкое и унизительное, (дык есть еще!) навеяли воспоминания дивного давнего детства.



Мои родители развелись, когда мне было шесть лет. Папа-профессор остался в Киеве, а я с мамой переехал в Харьков. Папа раз в месяц-два приезжал из Киева, брал меня и мы гуляли в парке. Мы тогда жили напротив парка Горького, на Сумской. Программа прогулок была стандартной, -- тир, автодром, фильм про рыцарей или про мушкетеров в кинотеатре "Парк". Это все сопровождалось беседами о том, каким должен быть мужчина, сладостями, газировкой и мороженым (по сезону, ясное дело). 

Однажды, и я это запомнил навсегда, дело было зимой и мне, кажется, было семь лет, после фильма "Капитан" с педерастом, как потом оказалось, Жаном Марэ в главной роли, папа предложил сесть на лавочку, вручил мне пряник и сказал: "Я расскажу тебе сейчас, очень важные вещи, ты должен меня верно понять и запомнить все, что я тебе сейчас расскажу". После этого, на протяжении изрядно долгого времени (я успел сожрать пряник маленькими-маленькими кусочками и страшно замерзнуть) он с педантизмом химического профессора рассказывал мне о том,какие бывают матерные слова, что они обозначают и как правильно их употреблять.

Надо заметить, почти все слова, о которых он говорил я знал и без него, но лекцию я прослушал с восторгом и трепетом. Когда он закончил, он уточнил, понял ли я все и задал пару вопросов на понимание:
-- И что же должен сделать интеллигентный человек, с тем, кто ведет себя, ка мудак, игнорируя общечеловеческие нравственные нормы?
-- Послать нахуй .... -- робко предположил я.
-- Отлично! А какое слово интеллигентный человек может себе позволить в обществе для выражения крайней степени неприятия, недоумения или просто от переполняющих его чувств, в качестве экспрессивного дополнения в предложении??
-- Блядь ... -- робко предположил я.
-- Отлично, теперь я за тебя более или менее спокоен, ханжи не испортят твою речь и я надеюсь, ты всегда мудака будешь посылать нахуй и не будешь стесняться, когда оно того стоит произнести слово "блядь".
-- Да, папа.

Лет пятнадцать спустя, читая комментарии Якобсона к переписке Даля с Бодуэном Декуртенэ, я понял, как молодой профессор химии тогда в морозном парке был прав. Нет ничего в отношении с языком гаже ханжеского табуирования матов. Ах, есть, -- их бездарное употребление. В общем нахуй припезденных ханжей, -- свободу экспрессивам русского языка!