понедельник, 30 июня 2014 г.

Иль Кадар







Кадар (qadar, الْقَدْر) в дословном переводе означает предел, мера, решение, приговор, судьба и предопределение в Исламе. Аль Бухари передает разговор Мохаммада и Джаббраила, где отвечая на вопрос о том, что есть вера, Мохаммад говорит:  «Суть веры в том, чтобы ты верил в Бога, Его ангелов, в Его писания, Его посланников, и в последний день и чтобы верил ты в предопределение, как хорошее, так и дурное» Кроме прочих смыслов, это значит, что не должно тревожиться по поводу того, что нам не подвластно, если мы не можем это изменить или предотварить, -- на все воля Аллаха и следует положиться на его милосердие. Иншалла, а шо делать?

Победа Украины в этой войне, если она случится, то не на поле боя. Разоренная десятилетиями воровства нищая страна на грани банкротства, без разумных источников доходов, с устаревшим вооружением и самодеятельной, не организованной добровольческой армией без снабжения и тыла, в принципе не может победить одну из крупнейших в мире милитаристских сырьевых держав, с армией, которая непрерывно воюет последние 20 лет. Особенно в террористической войне.

Если Украина победит то совсем иначе. И, при всем моем скептическом отношении к нашей власти, я полагаю, что они, эти самые власти, более информированы чем мы,если мы болельщики, в ожидании "гола", радующиеся, когда наши погнали "ихних" и страдающие, когда "ихние" убивают наших, эти самые власти ведут игру за настоящую победу, рационально возможную, а не гипотетическую победу нашей мечты, когда наша конница торжественно входит в поверженные города.

Военная ситуация, как по мне достаточно безнадежна. Украинские войска не могут штурмовать захваченные террористами города, потому есть лишь два варианта успешного штурма -- с чудовищными потерям наших войск или с огромными жертвами среди населения городов. Вспомните, Россия, уничтожив Грозный и множество поселков, истребив, и изгнав с родной земли огромное количество людей, победила в Чеченской войне, лишь договорившись с террористами, в конечном счете, подкупив их. Наши перспективы, кстати, мне представляются более оптимистичными, поскольку у нас идет не партизанская война, а агрессия соседнего государства, при поддержке партизанских террористических движений.

Невозможно выиграть войну установкой или уничтожением блокпостов. Война, как бы странно это не звучало, -- это хозяйственная деятельность. Победить террористов Лугандонии можно только лишив их материального обеспечения, и решение этой задачи, в наших условиях, скорее всего будет политическим.

В контексте сказанного, как бы нам не было противно перемирие, как бы мы ни хотели скорейшего возмездия террористам и их скорейшего уничтожения, во время этого ненавистного перемирия, все равно гибнет людей меньше, чем во время активных боевых действий. Вполне возможно (хочется верить, что все именно так), перемирие действует в то время, когда вместо солдат работают другие, возможно намного более эффективные силы. И, хочется верить, что совсем не зря за эти дни Украина не пожертвовала ради сомнительных тактических побед еще несколькими вертолетами, несколькими десятками или сотнями жизней своих граждан.

Последнее время мне очень часто приходится повторять слова уль Усеймина -- "Мы не ведаем о добре и зле, которое Аллах предопределил для нас. То, что нам не подвластно, не должно вызывать у нас беспокойства. Правоверному в таком случае следует полагаться на милосердие Аллаха." В нынешней ситуации не стоит торопиться с оценками и, тем более с драматическими переживаниями по поводу собственных печальных оценок происходящего. Вполне возможно, все совсем иначе, совсем не так плохо. Не стоит ждать быстрых перемен, нужно учиться жить вместе с этой войной.