четверг, 19 июня 2014 г.

Русская вата, я твой тонкий волосок.




Вата не самодостаточна. У ваты нет своих мыслей и даже чувств, но у ваты, наряду с физиологическими есть культур-мультурные потребности, -- потребность гордиться, ненавидеть, бороться, верить, надеяться. Эти все потребности ваты традиционно осуществляла  религия, как говаривал дедушка Ленин, "опиум-для-народа". Ее функции однако в новом мире успешно выполняет пропаганда. Ужас в том, что если вату вдруг отключить от питательной иглы пропаганды, она тут же станет опустошенной, депрессивной, безутешно грустной и запойно пьющей.

И не стоит думать, что вата -- дураки. Нет, и еще раз нет. Вата -- это просто ничтожные рефлексивно-беспомощные люди с низким уровнем культуры (в Мандельштамовском понимании, как быстроты гуманитарных ассоциаций). Эти люди могут быть отличными родителями, инженерами, врачами, пейзанами, но они не в состоянии без посторонней помощи, без подсказки сосознать себя, свои цели, свои страхи и желания, свое положение в этом мире. 

Они определенно агрессивны, ибо их естественное состояние это истерия в том смысле, как определял ее Ясперс, -- "состояние ничтожной души, стремящейся любой ценой, всеми силами скрыть от себя и окружающих свою ничтожность".

Сука, мойвы в косяке, прижавшиеся плотно чешуистым боком к другому холодному боку в бескрайнем океане рефлексий, блядь. Ненавижу.