вторник, 21 мая 2013 г.

Снова «за искусство»


Милый тест на визуальную эрудицию «Проверь, насколько хорошо ты разбираешься в современном искусстве» предлагает, например, определить, какой из двух котиков является произведением искусства, а какой -- нет.







Первый котик нарисован неведомой художницей Emma-Rose Dade, очень милый кстати, -- его почему-то следует считать «не искусством». При этом, котик обладает изрядным набором качеств, заставляющих его все же причислить к искусству. Он вполне графически выразителен, он, не смотря на немыслимое обилие и разнообразие и количество нарисованных котиков, выполнен весьма оригинально и, страшно признаться, в нем есть некоторый, пусть довольно тривиальный, но все же символизм. Вот какого хуя Эмму-Розу лишили права считаться художником?  Второй котик из цикла Энди Уорхолла «25 Cats named Sam and One Blue Pussy» -- естественно, это искусство, а как же! Котик Уорхолла графически беспомощен, стилистически ничтожен и семантически пуст, то есть, напрочь лишен свойств, традиционно считающихся определяющими для предмета искусства. Отъяв от него имя автора мы получим банальный помойный наивняк, которого полно в тетрадках девочек 12 лет. Тем не менее шедевр, блеать!

Так, этот милый тестик неожиданно, но убедительно подтверждает печальный факт того что современное искусство суть ни что иное, как одежды «Голого короля». Выделить «предмет искусства» из набора случайных предметов можно лишь узнав в нем знакомый предмет. Ибо нет, не существует критериев, основанных на свойствах самого предмета, как такового, присущих ему, не отделимых от него, но определяющих его произведение искусства и отличающих его от всякого другого предмета.

Таким образом, это разделение основано на внешних, не имеющих к самому предмету, не являющихся имманентными, а лишь инкрименированных, фантомных, мифологических различиях. Кусок говна на тротуаре -- это говно. Кусок говна в стеклянном кубе в гламурном музее или кусок говна на тротуаре названный художественным произведением  -- это искусство. Убрать такое говно с тротуара, ясное дело, -- варварство и вандализм. Пользуясь этим обстоятельством уже который десяток лет тупые и ленивые мудаки показывают нам унылое говно в гламурных залах под видом искусства. Некоторым нравится и толпы рукоплещут голому королю и его портным, сладострастно оплевывая тех, кто позволяет себе наивно-недоуменное «а король-то голый ...».

На протяжении двадцатого века, по мере перехода от заскорузлых и презренных традиционных форм искусства к сверкающим вершинам современного, ласково терялись формальные признаки художественного произведения -- сперва ремесленное мастерство, потом соответствие принципам гармоний, затем эмоциональная выразительность и «вовлекающая» способность, в конце концов парадоксальность и хоть какая-нибудь, пусть даже неинтерпретируемо-запутанная семантика. И, поскольку «каждая кухарка должна научиться управлять государством», она же, естественно, может и творить бессмертные шедевры, особенно, если критерием шедевральности является лишь способ репрезентации и мнение нескольких индивидов, как правило, отличающихся от среднестатистических лишь количеством потребленных порций амфетаминов.

Если из этого теста убрать всяких классических Бэконов, Мирро, Оппенгеймов, Мандриатов, Поллоков и Уорхоллов, результат теста даже среди многоумных знатоков и уважаемых экспертов будет обусловлен лишь теорией вероятностей и статистически будет не отличим от результата среди токарей-расточников. Симптоматично, что результат теста  сообщается как «Вы угадали!», а не «Вы распознали».

Так,  благодаря всеобъемлющему тренду всеобщей толерантности теперь предметом искусства считается всякое говно, которое автор, да даже не автор, а «репрезентатор» назвал искусством, причем чем гаже, тем художественней, тогда как все, что обладает традиционными художественными качествами бескомпромиссно выдавлено в маргиналии утилитарной попсы.

Но какая, все-таки гадость эта ваша заливная рыба! Бу-э-э-э-э-э!