четверг, 15 ноября 2012 г.

К вопросу о садомазо-традиции брендового фетишизма


Вот в ответ на это недоумение Олега Верещагина, мне вмпомнилось, как месяц назад покупали Лизе очередную сезонную обувь и катались по магазинам. Поскольку обувь сейчас удивительно мерзкая и дорогая, мы останавливались возле всякой дырки с надписью «обувь» и смотрели. В прекрасном магазине «Домино», где последние интерьерные работы делались в начале 90-х, де было холодно и немило, где девицы-продавцы вызывали стойкое дежавю с картинами вещевых рынков упомянутой поры, столь же изысканные, одухотворенные и ласковые, я снял с полки «Угги» немерзкого вида иоказалось, что они стоят 500 баксов. Неласковая тетя с дико-стильными нарощенными ногтями и наколотыми губками, понимая, что я их не куплю, снисходительно молвила: «Gianfranco Ferre ...» Я не удержался и непристойно заржал.

Пока мы ехали до следующего обувного, я думал о том, что даже если это действительно актуальные тапки Ferre, а не остатки позапрошлогодней распродажи, даже если это не нежная китайско-турецко-барабанная подделка, -- это все равно жесточайший наебос. Покупая дорогую вещь, ты платишь изрядную стоимость за сервис. За то, что ты выбираешь покупку не в тесном угрюмом чулане в стиле «привет из 90-х», а в шикарном современном пафосном зале, ты платишь за то, что вокруг тебя парят восхитительные, прекрасные, приветливые и обходительные сущности, за то, что при входе и выходе в этот «дворец потребляйзинга» ты наслаждаешься всей мощью своего социального успеха и тэ дэ.

А тут ты чувствуешь себя безнадежным лохом, на котором навариваются жадные и бездушные барыги. Но некоторым нравится. Не нужно их винить за потребительское садомазо. Я, например не педераст, и педерастия мне весьма противна, но я никоим образом не осуждаю тех кому это нравится, их право, я просто участвовать в этом не хочу. Хе-хе.