пятница, 5 октября 2012 г.

Оргазм конспиролога.
Совсем не про любовь и с матюками.


На днях в
 интервью Кривуле БГ сказал следующее:
«Я пользуюсь электроэнергией, интернетом, бытовыми удобствами, всем пользуюсь. А средствам массовой информации я не верю, потому, что они продажные насквозь. Вам ли этого не знать?  Как можно верить человеку, который получает деньги за то, что он говорит? Соответственно, он зависит от массы людей, которые платят ему эти деньги. Если я живу в нацистской Германии, я буду ожидать в прессе разоблачений антинародной политики правительства? Едва ли. Скорее всего, это будет лишь пропаганда. Я не вижу причин менять свою точку зрения, я не вижу причин тратить время на прочтение прессы, которая вся лжива насквозь. Сейчас вообще есть тенденция придумывать вещи, которые вообще не имеют аналогов в реальности. Один мой приятель, писатель с крупным именем прочитал в достаточно известном журнале интервью с собой, которого не было. Где говорится, что первое, что он делает по приезде в любой город, идет в бордель – изучать природу женщин. А я его знаю. Он самый целомудренный человек, который существует в пост-советском пространстве.  Если в прессе пишут такое, то какие у меня основания верить не то, что слову, а запятой?»

И тут такая фигня. Российское (нафига оно нам надо неясно, но все терки сейчас вокруг событий там, а не здесь) общество можно условно разделить на две части. Первая -- лояльная или условно лояльная к власти в той или иной степени, от активных фанов до индифферентных похуистов. Вторая, агрессивная, недовольная и не лояльная. С первой все ясно, -- это правильные люди, надежда и опора, настоящие мужики из Челябинска, что намазывают на бутерброд сразу нож и лишними мыслями без посторонней помощи мозг себе не парят. Вторую надо чем-то занять, поскольку у нее зуд в жопе и много свободного времени. Если их не занять чем-нибудь важным, рано или поздно они додумаются до того, чтобы конструктивно заняться властью, а это драматически не желательно. В армии, всякий, кто служил помнит, есть важная концепция, которая состоит в том, что у солдата не должно быть свободного времени и сил, чтобы он, сцуко, не задумывался ни о чем. Поэтому его заставляют пидарасить до блеска сортир, казарму, плац, технику, бляху, все подряд, копать от забора до обеда, развлекают дедовщиной  и пр. Тока шоб не было сил и времени остановиться и задуматься. Иначе он, сцуко, вместо того, чтобы выполнять приказы будет их осмысливать, а это ни в пизду не годится.


Так вот, вторая нелояльная часть. Сверху, из сияющих астральных высот власти ей все время подбрасывают полезную хуиту, простите, почву для тревог и размышлений. Ту важную и эффективную (главное эффективную) борьбу то за свободу Ходорковского (все цари сырьевых мегакорпораций гамно, а этот -- пупсик, таланливый мальчик, self made кристальной чистоты), то свежую нежную пуссириотинку (современное искусство, -- художника всякий ...), то вот борьбу с православием, то еще какую неописуемо исторически важную хуйню, чем абсурднее тем лучше. И она, нелояльная часть, радостно это подхватывает и нестеся вперед. (Ура! Вперэд, чмо японськэ! Натовп бижыть у напрямку протылэжному тому куды йшов). И в нужный момент, шоб шибко не увлекались, потому что постоянное занятие одной фигней рано или поздно, но приводит к некоторому осмыслению, пониманию и конструктиву, производится новый вброс и снова натовп бижыть. Иными словами, с помощью нехитрых приемчиков, эту самую нелояльную часть, делают стерильной и невинной, старательно приучая действовать хаотически и безрезультатно, ориентируясь не на результат, а на процесс, выводя на передний план не аксиологический, а демонстрационно-романтический аспект «борьбы». Интеллектуальная элита этого нелояльного комьюнити ищет и, о чудо, находит оправдание и объяснение такой странной системе искаженных мотиваций. И, в довершение всего, плотно сбитое вокруг сформированного информационного тренда сообщество начинает истреблять в своих рядах и, даже среди сочувствующих всякое инакомыслие. Вона, как: «Разве кто-нибудь, кроме идиота, может задавать вопрос, какая у вас позитивная программа, людям, которые убирают с дороги дохлую лошадь?»  Не, конечно, как можно! Потому что классическая лефеврова триада «Где я нахожусь, что я делаю и как это соответствует моим целям?» напрочь разрушает любые инструменты для управления и манипуляции. Вопрос о позитивной программе опасен, блядь, потому что конструктивен, сука.

Таким образом, обе эти нежные части управляемого комьюнити, являются единым целым, гармоничным и самодостаточным, пребывающем в незыблемом динамическом равновесии. Поддержание в равновесии и гармонии этих кажущихся антагонистов, посредством поставки свеженьких трендовых симулякров есть залог стабильности и бесконечности ресурса устойчивости системы. Все заняты делом важным, царям никто не мешает царить, все мыслят в правильных заданных направлениях. Красота, порядок и уют. Как в сказке про мальчика из известного анекдота об эвристическом эксперименте -- «некогда думать, дяденька, -- прыгать надо». Тьфу, не прыгать, -- дохлую лошадь с дороги убирать надо.

Но есть, скажу я вам по секрету, еще одна группа товарищей. Узок круг этих ограниченных людей. Они, суки, ни на той ни на другой стороне не играют, на вбросы не реагируют и пытаются рефлексировать осознанно. Этих мерзких пидаров ненавидят и одни и другие. Потому, что для первых они вторые (они, бля не за нас), а для вторых -- первые (они суки за них). Но на этих можно забить. Их мало, они гамно, они не в тренде и не влияют на тренд, их презирают обе весомые группировки (Каким же надо быть гамном ©) и поэтому они не значимы в формировании авторитетов и мнений, они не разрушают сладостной гармонии, в которой все заняты своим важным и нужным делом.

И это, нифига не я придумал -- «Это все придумал Черчилль в восемнадцатом году», тьфу, не Черчилль, -- Лефевр.