среда, 23 октября 2013 г.

Волшебная Minolta


У меня погибла любимая сигма. Тяжелая и огромная 70-210/2,8. Все давно к тому шло, но как-то верить не хотелось. В общем, конюшня заперта была, а в ней кобыла ... Подозреваю, что еще в Ориссе она насосалась океанской пыли, которая загустила смазку зума и он елозил весьма тяжело. А все от того, что тогда из-за бенгальской сырости разболталось резиновое колечко зума, под которым оказались дырки в корпусе, прямо внутрь линзовых блоков. Я тогда не ожидал западла, но чуть позднее, отмочив резинку в бензике и посадив ее на место, заглянул в глаза любимой сигме и с ужасом увидел там звездное небо. Внутри, на линзах, если повернуть стекло к солнцу сияли орисские пылинки. Дальше понеслось. Пришлось пару раз разбирать, чтобы поставить на место шестеренки автофокуса и контактную группу транспондера, пока наконец, в Будапеште не сорвался механизм зума. Ну, я же умный,повертел несколько раз зум туда-сюда, убедился, что он вертится свободно и не елеозит, что нет никакого упора и успокоился. Дома разобрал в последний раз и ... Обнаружил, что все капец. Контактная группа перерезала шлейф электронного блока и внутрь фокусирвоочного блока оторвались и улетели винтики и шайбочки зума. Сопротивление бесполезно. Трупик любимой сигмы, в котором ко всему еще и, похоже в Непале, завелся грибок пришлось подарить смелым экспериментаторам. Натоскавшись за пять лет с этой полуторакилограммовой фиговиной, я решил больше ничего такого светосильного не покупать. Хватит-хватит.



Все равно все картиночки идут в дело в разрешении не больше 1500*1000. Я рискнул. Помня забытые еще в 90-х сказки о волшебных линзах минольты, я купил на любимом ебайчике железную 100-200/4,5 и 24-85. Первой приехала 100-200, -- райское наслаждение, потом 24-85 и я испытал натуральный экстаз. Линзы по 40 баксов с доставкой из Японии творят просто чудеса. После многих лет «технического качества» современных стекол, я с изумлением увидел в картинке живой воздух. Настоящий, объемный, насыщенный. Порой он был влажным, иногда холодным, пыльным, утренним, городским, туманным, но он был безусловно в каждом кадре. Натуральная мистика, -- красиво, как в детстве. А главное, -- честное пионерское, но ни разу, ни первое, ни второе стеклышко, особенно второе, не уступают по скорости и резкости современным гламурчикам по пол косаря. Ах, волшебство из прошлого за три копейки. Такого ведь не бывает, не верю я в «теплый ламповый звук», а вот ... В общем, я вполне доволен и почти гор собой. Я лечу к далекому экватору вполне упакованный сладчайшими линзочками.