суббота, 26 октября 2013 г.

Украинский ХУЙ

Мне надоело слушать читки о том, что украинский язык прекраснее русского убогого языка еще и потому, что в украинском нет матов. Их есть, просто в украинской языковой культуре нет такого понятия, как мат, нет репрессированной обсценной лексики, но грязгные бранные слова, такие что стыдно говорить и мерзко слышать есть, они ни чем не лучше русского мата, как по мне даже гаже. Их нет в трепетных учебниках солов'їної мовы, но легкое погружение в украинскую литературу первой четверти или трети ... В общем начала двадцатого века, или даже поверхностные погружения в не истерзанный русскоязычным влиянием провинциальный западно-украинский контекст, покажут, что украинский мат есть и, что он такой же грязный гадкий и мерзкий, как русский, только еще гаже, поскольку за последние десятилетия русский мат был отполирован гламурным эпатажем и приобрел некоторый шарм.



Для того, чтобы говорить об украинском мате, ножно понимать, что история русского мата немножко очень сильно особенная, что само понятие мата в изрядной степени суть русское национально ноу-хау.  А все потому, что  русская понторезная аристократия, после того, как Петр прорубил изветсное окно, изо всех сил пырилсь как можно более зримо быть небыдлом эуропэйским, будучи уверена, уже в те далекие годы, что русский -- язык попсы и блатняка. Небыдло разговаривало и училось на небыдлском французском. До того времени посконно-домотканное русское небыдло говорило на общегражданском языке и с матами все было ок. То, что потоом стало матом, вполне себе встречалось даже в религиозных текстах, не говоря уже о письмах монархов и важных поцанчегов. Мат был репрессирован вместе с русским языком, подвергаясь особым гонениям. Между тем, небезызвестный Александр Сергеевич, например матюками совсем даже не брезговал. Позднее, к концу 19 века все немножко попустились, но было уже поздняк метаться. При составлении словаря живого великорусского Даль посрался с Бодуэном де Куртене именно из-за матюков. Ну и последней каплей были гламурные совки, которым отчаяно нужно было быть небыдлом, но с рабоче-крестьянским происхождением. Поэтому они рубанули шашкой корни и окончательно забанили экспрессивы, запретив при этом Бодуэновские редакции словаря Даля, куда польскому французишке таки удалось кое-чего протащить.

Таким образом русский мат, вовсе не нечто ужасающе-ужасное, а лишь результат бурной понторезно-реформаторской деятельности русского небыдла в период с 18, пожалуй, по середину 20-го века, под девизом «мы не быдло, мы не козлы, мы не материмся». Иными словами, результат трагического для части израдной части русской лексики стечения исторических обстоятельств.

На Украине подобное было невозможно. Своей нациоанльной аристократии нихуя не было, а всякие поляки-венгры-австрийцы-немцы-турки-ненавистные-москали, которые тут царили с переменным успезом и так говорили на языках богоизбранных народов и им вовсе не нужно было прятаться за гламурными языковыми нормами. В итоге обсценная, как говорил Бахтин «лексика телесного низа» в украинском языке оказалась не репрессированой. Хорошо это или плохо, -- похуй, но это факт. В итоге от тогого, чтогордиться какбы и не чем, и с литаретуркой национальной перебои, сознательные украинцы гордятся, что у них нет матюков. А нехуй гордиться, матюки-то есть!

Украинские классики 19-го века, ясное дело от мата шарахались, поскольку опять же, следуя описанной выше логике, изо всех сил дистанцировались от быдла и демонстрировали свою небыдлоприроду, с другой ... Ну, влияние ментальности и культуры, хоть и ненавистного, но весьма братского народа не избежать, обучаясь на примерах русской литературы.

Но тексты конца 19-го и, особенно, начала 20-го века, несут нам неугасимый свет украинского национального, подлинно аутентичного мата, ни разу не изгаженного руссизмами, ах.

Итак, основные понятия, как положено хуй и пизда. Вульгарные, бранные, непристойные, как, собственно, и в русском языке, но не репрессированные, по описанным выше причинам.

Хуй -- прутень. Пизда -- піхва. Есть еще хренова туча заимствований --  литовски, польских, венгерских итэдэ, даже еврейских, но они локальны и арготичны это отдельная тема.

Главное, как в русском, системообразующие слова есть. Ну и понеслась:
  • Хуярить - прутнити
  • Хуйня – прутня
  • Хуесос – прутнелиз
  • Хуевый– прутнятий
  • Охуенный, охуительный -- прутястий, прутнявий
  • Перехуярить, расхуярить (итэдэ)– спрутнити, опрутнити
Обращаю внимание на абсолютно идентичную логику словообразования.
  • Пиздеть -- піхвити
  • Пиздец -- піхвець, піховшик
  • Пиздоватый -- піхв’яний
  • Пиздатый -- піхвистий
  • Спиздить -- спіхварити
С ебелькой не сложилось, тут сохранились только эвфемизмы. Вся ебаная парадигма происходит от эвфимизма гра, для обозначения ебли.
  • Ебать -- грати
  • Ебаться -- гратися
  • Ебля -- грайня
  • Ебануть -- вграти
  • Переебать -- переграти
  • Ебнуться -- вгратися
  • Ебануться -- загратися
  • Ебаный -- граний
  • Наебать -- Награти
  • Наебка -- награйка
  • Ебальник -- гральник
Ну и кое что из идиом, то что сразу пришло на ум:
  • Нихуя себе! -- От гуси грають!
  • Еб твою мать! --  Трасця твоєї матері
  • Я твой рот ебал! -- Грав я тебе в писок!
  • Ебаный в рот -- Граний писок.
Так что не надо про светлых украинских эльфов, которые не матерятся не срут и пукают ароматом карпатских левкоев.