пятница, 28 сентября 2012 г.

Утро начинается с салата


Нудный Тарковский в «Жертвоприношении» мучительно рассуждал о неком японском монахе, который с тоскливым идиотизмом каждый день ходил на вершину горы с ведром воды и поливал засохшее дерево и на вопрос «нафига» отвечал, что он делает это, поскольку постоянное повторение творит чудеса. Потом монах умер, а дерево зацвело. Лично меня постоянное повторение задалбывает и вызывает страстное желание перемен. Раньше перемены как-то возникали естественным путем. Или просто казалось, что происходят перемены. Возможно мелкие события казались более значимыми и приобретали незаслуженные, но вожделенные качества, или я просто не обращал внимания на рутинное повторение одних и тех же глупостей, но сегодня глядя в глаза утреннему салату я подумал о том как начиналось утро раньше .

Самое древнее утро которое я помню начиналось похода среди сосен Дарницы в детский садик навстречу ненавистному овощному рагу. Поздже с жужжания электробритвы отчима, «Пионерской Зорьки» и погони за уходящим пятым трамваем. Потом с постепенного пробуждения в тридцать шестом автобусе в процессе плавного пережевывания в голове какой-нибудь леммы Бореля-Лебега. Потом с классического «Ротттапаааааадъём!» Потом с запаха пинена в мастерской и звона загрунтованного с вечера и просохшего холста на подрамнике, потом с кофе и сигареты, потом был увлекательный, пожалуй самый долгий период под лозунгом «утро начинается с минета». Эта фаза смешалась с периодом дивных приключений, когда утро возникало в самых неожиданных местах, например в багажнике сиреневого Вольво, на Ланжероне под баркасом с бандитом Яшей и пистолетом, в непробиваемом в зимнем тумане товарном вагоне на станции Здолбунив, и еще много чего, не считая несчетных неведомых квартир в бесчисленных городах и банальных крымских бухт. Потом было унылое зависание в фазе привычного утреннего похмелья, потом период ленивого пяления в монитор в студии после такси и унылого завтрака, с редкими перерывами на горы, джунгли, леса и неожиданные островки промескуитета. Естественно, я много чего пропустил, это так, первое что пришло на память, но теперь я работаю дома и утро начинается с салата. 


Нет, не совсем с салата. Сперва дочка с грохотом и бесконечным трепом по телефону собирается и уходит в школу. Потом я выползаю на кухню и варю жене кофе. И только потом режу салат.  А когда-то, ах -- «Утро начинается с минета». Сейчас что-то интересное по утрам происходит только в далеких странах, очень позитивно в этом смысле Малабарское побережье, хе-хе. Надо что-то менять, салат надоел. Единственное что несколько скрашивает салатные будни, -- имбирь. Если кусочек имбиря размером с пару чесночных долек очистить и мелко порубить, -- он украсит любой салат и придаст ему некоторую азиатскую небанальность.

Надо что-то менять в салате. Срочно. Была надежда на вяленые оливки и с базара Эминёню, но уже не этой осенью. Придется ехать к контрабандисту за маслинами и фета, потому что в салате необходимо разнообразие. Как и в минете, кстати.