суббота, 23 ноября 2013 г.

Украинский совок

Сегодня я неожиданно понял почему меня так раздражают соотечественники, упорно, независимо от обстоятельств разговаривающие на украинском языке. Раньше они меня просто раздражали, просто бескорыстно, я даже не думал почему. Я прекрасно знаю украинский и перехожу на него где-нибудь в налоговой, в ментовке, во Львове, естественно и, даже сам того не замечая, когда со мной говорят по-украински. Я совершенно терпим к любым убеждениям, считаю их частным делом каждого и, если они не воинственно-деструктивны, я даже сочувствую их носителям, поскольку убеждения у них таки есть. Но с упорными укроговорящими ...

Сегодня я понял в чем траббл. В армии, еще советской, я обнаружил ужасающую лингвистическую неполноценность русских русских, особенно яркую у москвичей. Мы все в национальных республиках учили в школе по крайней мере два основных языка -- национальный и русский. Ну и какой-нибудь иностранный, который, на самом деле не учили.  Русские-русские учили только один. Они выросли в культурной парадигме, где существует только один язык -- русский и его понимают все и везде. В глухой таджикской деревне, высоко в Памире, куда не пришла советская власть с электрификацией тоже понимали русский.

В то же время, в особенности на Кавказе и в Средней Азии каждый обязательно, пусть не знал в совершенстве, но мог говорить на нескольких языках.  В одном сообществе жили люди разных народов и каждая семья хранила в своем доме свои традиции и свой язык а друг с другом они общались на разных языках и все знали русский. Таджик Низамаддин Хушаев, прибывший к нам в часть поваром из горного аула, пасший баранов вместо школы едва мог связать несколько слов по-русски, но через пол года разговаривал с литовцами на литовском, с армянами на армянском, не говоря уже о тюркских, поскольку узбекский знал с детства. Москвич Саша Лосев за два года службы выучил на азербайджанском, на котором говорили все вокруг четыре слова -- жетваран, дашах, сыктым и кутак.

Мне стыдно и гадко, но унизительно часто мне приходится слышать в заграницах, доносящееся откуда-нибудь рядом «Вот же тупые черножопые/узкоглазые. Учите русский, чурки». И я знаю, -- они выучили, все, кому приходится общаться с представителями лингвистически-ущербной цивилизации. Любовь к деньгам творит чудеса.

Этой зимой в Чапоре я с тоской слушал, как в аптеке весьма милый юноша с очаровательной телочкой грязно ругался по-русски, добиваясь от провизора средства от поноса.

-- Блядь, чурка тупой, я тебе говорю, ди-а-ре-я, мне нужно средство от ди-а-ре-и. Ебаный чурка, ты, блядь, совсем нихуя не понимаешь, черножопый!

И когда я уже был готов встрять переводчиком,  провизор поймал мой взгляд и сказал:

-- Oh, don't worry. This russian beleive I don't understand he speaking about. It's really funny, I graduated medical collage in Astrakhan, I understand any of his dirty words. His diarrhea shall be his proper  punishment.

И потом русскому брату:

-- I'm really sorry, so sorry! I can understand you not, hece would you be so kind to give me recipe from your doctor.

Я не нашел в себе сил признаться провизору, что я тоже русский.

Русские-русские, -- это особый тип русских, они пытаются всем и везде навязать свое право говорить по-русски и не понимать никаких языков. Они настолько тупы, что за это право готовы платить в разы больше, поскольку «черножопые» и «узкоглазые» очень быстро поняли, что освоив нехитрый запас выражений и слов Великого Русского Языка можно брать дополнительную плату за понимание, с этих странных, угрюмых и грубых людей, для которых страшнее всего на свете прослыть в глазах окружающих бедным и мягкотелым.

Я вырос в совке и всегда ненавидел совок. В наших украинских антисоветчиках меня изумляет их пронзительная совковость. Они готовы самозабвенно бороться с памятниками совковым героям, совковыми названиями улиц, с совковыми иллюзиями стариков, но ни за что, никогда не готовы бороться с совковой грязью в сортирах и совковым мировоззрением в своих головах. Они сами рафинированные совки, им мучительно плохо без совка, и они строят себе новый совок, такой же гнилой и привычный, но только с новыми, как им кажется, более благообразными словами.

Украинские-украинцы, ах, они, как эти антисоветчики убогие импотенты, не в состоянии создать собственных идей, парадигм и концепций, с тупым поразительным идиотизмом подражают лингвистической ущербности Великоросского брата-имбецила. Они наивно, но твердо и безмозгло борются за то, чтобы превратить свою билинвистичность, свое традиционное лингвистическое превосходство в убогую, исторически-обусловленную лингвистическую ущербность большого ненавистного брата.