вторник, 23 июля 2013 г.

Святая свобода быть ленивым

Мысль о том, что ребенка ни в чем не ограничивать, то у него откуда-то выработаются механизмы самоограничения совершенно порочна. Основана она, по всей видимости, на том совершенно верном наблюдении, что запреты не влияют на продолжительность пристрастия к вредной привычке или устремлению. Если ребенку запрещать жрать чипсы, он от этого не перестанет их хотеть. Ребенок перестанет хотеть чипсы, когда у него завершится жизненный этап "хотения чипсов", да, это так. Да, отказ от запрета избавит от лишних усилий и конфликтов, создаст видимость более гармоничных отношений, даже иллюзию осмысленности отношений с ребенком, чувство собственной аццкой прогрессивности.
Запреты — это необходимая часть взаимодействия с внешним миром, умение следовать запретам — это источник и ядро дисциплинированности и самодисциплины. Запреты в раннем детстве дают немыслимо важный жизненный опыт. Запреты развивают особый психологический "мускул", который потом отлично тренируется и в будущем позволяет моногие вещи делать с недостижимой для тех, кто рос без запретов, легкостью, по-моему дисциплина в детстве драматически сильно влияет на развитие "ума" в целом.

Кроме того обученный в детстве подчиняться запрету "не есть всякую дрянь" намного органичнее воспринимает идеи вроде "не парковаться на тротуаре", "не курить в лифте", "не убий", "не укради" и прочие ограничивающие подлинную свободу формальности. И, наконец, 99% принципов и предписаний, соблюдение которых отличает приличного человека от быдла — запреты.

Richard Wiseman
Мой дед в 84 года читал на память Вергилия, Гомера, Шиллера итэдэ, приговаривая, что каждую субботу к ним домой по приглашению его отца приходил усатый прказчик с конного рынка и в дровяном сарае давал ему по розге за любую оценку ниже «отлично». Мой дед стал вполне себе выдающимся химиком, а его отец был профессором права.

О свободе можно говорить лишь тогда, когда имеет место выбор в полной мере осознанный и ответственный. Свобода в детстве не ограничивается, а напротив создается запретами. Именно осмысление запретов и их осознанное нарушение, именно осмысленный протест против дисциплины создает и формирует внутреннюю свободу.

Демократичность и гуманность воспитания — верный путь производства аморфных и безвольных, ленивых и бездумных, но «одухотворенных» ложкомоек. Моей дочке 14 лет и сейчас, я с ужасом пытаюсь разгребать катастрофические последствия «прогрессивного» воспитания, — лень, полная неспособность концентрироваться, тотальное отсутствие самодисциплины, неевнятность мотиваций итэдэ.

Повтори я «воспитательный путь» сейчас, — до 12 лет кзарама и безжалостные изнурительные тренировки. Жизнь в жестких условиях формирует иные механизмы внимания и, в конечном счете, как показали эксперименты Вайзмана (Richard Wiseman) в конце 60-х играет решающую роль в определении того, кто станет счастливчиком, а кто неудачником. 

Вайзман, в масштабном эксперименте показал, что удачливость/неудачливость лишь проявление широты фокуса внимания, которая (широта) формируется исключительно благодаря и в результате необходимости попыток избежать необходимости соблюдения запретов и ограничений. Иными словами гуманное воспитание катастрофически негуманно.